Инвесторы начали вкладываться в стартапы по производству психоделиков

Инвесторы начали вкладываться в стартапы по производству психоделиков
Инвестфонды из Сингапура и ОАЭ хотят вложиться в стартапы по производству психоделиков для лечения депрессии и посттравматических расстройств. В этих странах за хранение и распространение наркотиков грозит смертная казнь
Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Биотехнологические стартапы, которые разрабатывают психоделические препараты для лечения психических расстройств, привлекают сотни миллионов долларов инвестиций, пишет Financial Times. Издание связывает растущий интерес инвесторов к этой сфере с ожидаемым в этом году одобрением подобных препаратов со стороны регулирующих органов разных стран и «многообещающими научными данными».

По оценке венчурной компании PitchBook, только за январь компаниям, которые испытывают такие психоделики, как MDMA, псилоцибиновые грибы и 5-MeO-DMT (5-метоксидиметилтриптамин, психоактивное вещество, которое обнаружили в некоторых растениях, а также в ядовитом секрете колорадских жаб) удалось привлечь $163 млн.

Прекурсоры, которые используются для изготовления MDMA и других наркотиков, внесены в России в перечень средств, подлежащих контролю государства. Власти России называют наркотики одной из угроз для безопасности страны. В Стратегии государственной антинаркотической политики, утвержденной в 2020 году, легализация использования наркотиков в рекреационных целях названа угрозой нацбезопасности. Президент Владимир Путин призывал разоблачать ложную информацию о «цивилизованном» употреблении «легких» наркотиков. За пропаганду наркотиков предусмотрена административная ответственность, в 2023 году правительство предложило ввести уголовное наказание.

По данным источников FT, в финансировании разработки таких препаратов заинтересованы, в частности, сингапурский государственный инвестфонд Temasek и подразделение суверенного фонда ОАЭ Mubadala, они уже провели переговоры с биотехнологическими компаниями. Оба фонда ранее инвестировали в биотехнологии, при этом они работают в странах, где действует суровое наказание за торговлю наркотиками. Так, в Сингапуре за последние два года казнили не менее 15 человек за подобные преступления.